Spirit of movement

 

25 октября по Пинеге прошла первая в этом сезоне экскурсия «Пинега: дома и люди» для жителей старого уездного городка. Пинежане собрались у краеведческого музея и вместе с экскурсоводом Ольгой Кузнецовой отправились по узкой заснеженной улочке вниз к реке. Редкое октябрьское солнце вынырнуло из низких облаков, салютуя пинежанам, решившим узнать о нашей малой родине побольше. Стоит сразу отметить: не смотря на то, что экскурсия проходила на улице все ее участники использовали защитные маски и придерживались социальной дистанции.

Стоя на пылающем от снега берегу Пинеги, Ольга Валерьевна рассказала собравшимся, как заселялась Пинега новгородскими разбойниками около тысячи лет тому назад. Коренное население - чудские племена финоугорской группы со временем растворилось в кипящей крови свободолюбивых ушкуйников. Слушая рассказ экскурсовода, смотришь на плавно несущую свои воды Пинегу и представляешь, как произошла первая встреча двух миров. Едва-едва появляются на горизонте прямые паруса, и следящий за рекой охотник удивленно взирает на этакое чудо.

 За парусом в русле проступают силуэты гигантских по местным меркам кораблей, с человеком, сидящем на носу с веслом. Охотник бесшумно отступает среди деревьев и мчится к вождю племени, рассказать о неведомой пока еще опасности. А дальше история могла повернуться десятком сценариев, но, к счастью, именно здесь все прошло мирно и спокойно. Как было на ссамом деле сказать трудно, но история не сохранила ничего

 о кровопролитных битвах, которые, например, разразились в верхней части Пинежского района.

Возможно, узнав про чужеземцев на огромных кораблях, вождь чудского племени принял важное решение не начинать бой, а попытаться договориться с разбойниками и ему это удалось. Возможно разбойники в этот момент были настолько обессилены и обескровлены, что для них  тихое сосуществование было идеальным выходом из ситуации. А может быть военные действия и вовсе не были приоритетными ни для той, ни для другой стороны. Как бы там не было, но ушкуйники спокойно скупали у местного племени  пушное золото, в замен привозя товары с цивилизации. Наверняка, торговля была выгодной лишь для одной сторон, но самая плохая торговля лучше, войны. В грамоте новгородского князя Святослава ОЛьговича  от 1137 года Пинега появляется, как налогоплательщик: местные жители должны были  предоставлять в казну 120  куних шкурок ежегодно. Налог, вероятно, не был обременительным.

История колонизации на этом завершается, а мы по пологому берегу Пинеги поднимаемся к бывшей соборной площади, попутно погружаясь в историю строительства Пинежского собора. Ольга Валерьевна останавливается на той точке, откуда больше ста лет назад была сделана известная многим фотография, уничтоженного большевиками в 1937 году собора. Удивительного и прекрасного, построенного на не только на подаренные Екатериной Великой деньги, но и средства многих местных жителей: купцов, ремесленников, мещан. Больше всех, безусловно, жертвовали торговые люди: купец Кобылин оплачивал строительство, Дмитрий Васильевич Шапкин построил чугунную лестницу на второй этаж и приобрел для храма новый колокол. Братья Володины на протяжении своей жизни украшали соборные храмы и жертвовали на текущие нужды. Но  ими дело не ограничивалось. Жертвовали на приход и простые жители.  Крестьянская вдова из Сояльского прихода Дарья Подомарева пожертвовала на нужды собора 1000 руб. Чтобы понять насколько это огромная сумма для крестьянской вдовы можно  на размере пожертвования, которое сделал Иоанн Кронштадтский -  2000 рублей. В 1878-м году была построена каменная колокольня, под которой находилась часовня. Колокольню построил на свои средства купец Александр Иванович Кокин. Позже мы увидим потрясающие снимки пинежских ярмарок, сделанных с этой колокольни. ДО первых квадрокоптеров еще сотня лет, а у людей уже есть стремление смотреть на мир глазами птицы.  Мы смотрим в небесную пустоту, представляя пинежский собор  и слушаем рассказ экскурсовода о том, почему именно Пинега получила уездный статус. Причины самые банальные: Пинега занимает достаточно выгодное логистическое положение на транспортных путях. Раньше это был Пинежский волок, по которому путники шли за Урал,  сегодня, в сущности, тоже самое: через Пинегу проходит путь в Мезенский и Лешуконский районы.

ПО скрипящему снегу мы двигаемся вдоль по Набережной и выходим к дому, где некогда жил в ссылке один из удивительных певцов русской мечты Александр Грин. Ольга Валерьевна рассказывает, каким знатным местом стал дом Грина, когда его супруга Вера привезла в Пинегу граммофон:

— Пинежане ручейком стекались к дому Грина, чтобы посмотреть и послушать чудо музыкальной техники. Через 2 месяца в доме случился пожар, и единственное, что успела спасти из огня горничная, это был тот самый граммофон, — с улыбкой рассказывает Ольга Валерьевна.

Мы продвигаемся еще дальше по Набережной и поворачиваем на запад к бывшей Троицкой к еще одному дому, где после пожара жил Александр Грин. Любопытный факт, практически напротив этого дома были столярные мастерские, в которых работал, отбывая пинежскую ссылку еще один известный русский поэт и писатель Александр Серафимович.  Пинега примечательна тем, что сюда абы кого не ссылали: примерно в одно время с Серафимовичем ссылку здесь отбывал поляк Владислав Клячковский, пытавшийся развить в Пинеге производство сухих бульонов.  Не вышло конечно, но если бы получилось, то вместо Maggi мы сегодня могли бы покупать кубики с каким-нибудь колоритным местным наименованием: "воепальская куропатка", "кулогорская баранина" или может быть "пинежский кабан"? "Пуркуа па"?

 Выйдя на Троицкий проспект, ныне улица Первомайская мы спускаемся в южном направлении, возвращаясь по пути к музею. Ненадолго останавливаемся с противоположной стороны бывшей соборной площади, напротив которой ныне расположен парк жертвам интервенции. Ольга Валерьевна рассказывает историю знаменитой пинежской сказительницы Марьи Дмитриевны Кривополеновой, государственной бабушки, как ее с легкой руки наркома Луначарского стала звать вся страна. Именно в Пинеге Ольга Озаровская встретилась с нашей бабушкой и отсюда начался ее сияющий путь славы по всей стране.

 Мы подходим к парку и здесь трудно рассказать что-то светлое и позитивное. В центре его расположено захоронение наших предков, сражавшихся друг с другом во время гражданской войны за идею. Сын на отца, брат на брата. Тяжелая и болезненная страница нашей истории. В гражданской войне нет победителей, все в ней проигравшие.  Хочется верить только в одно - урок усвоен и больше мы его не повторим. Возле самого музея Ольга Валерьевна останавливается еще на одном трагическом этапе нашей Пинеги. В нескольких метрах от входа установлен памятник жертвам репрессий страшных тридцатых.  Страшное было время. Первая половина двадцатого века истребительным вихрем прошла по русской земле: первая мировая, гражданская война, коллективизация, сталинские репрессии, Великая отечественная война. И все это за 30 с небольшим лет. Удивительно, что мы вообще оправились после этого кромешного ада. Но оправились же!  Лишь поняв и прочувствовав все это можно понять величие русского народа.  Завершается экскурсия на позитивной ноте: пинежане вспоминают историю маслозавода, сыр по блату, развитие сельского хозяйство, которое наравне с туризмом может стать драйвером экономического роста. Мы прощаемся с Ольгой Валерьевной и неспешно идем по "володинскому кварталу", обдумывая все, что услышали за полтора часа.

— Как ты думаешь, есть у нашей Пинеги будущее, настоящая жизнь, — спрашиваю я Алису.

— Теперь я уверена, что есть, — отвечает она мне.

— Почему теперь?

— Потому что там, где тысячу лет живут люди, там, где рождаются писатели и поэты, там, где всем миром сотню лет строят собор, там, де изобретают Maggi, есть что-то волшебное, что-то награждающее людей энергией. Какой-то неведомый дух движения. spirit of movement.

Каталог:

ПОДЕЛИТЬСЯ