НОЧНОЙ ОРКЕСТР

2 часа после полуночи. Мы выходим из дома, придерживая тяжесть железных дверей, чтобы не будить соседей. Идем по слегка поскрипывающей мостовой на романтическую прогулку по Пинеге. Вдали занимается то ли закат, то ли уже рассвет. Когда ночи нет, понять трудно. Проходит добрых минуты три, прежде чем мы понимаем, что вокруг нас что-то происходит.

Пересвист, клекот, щебетание, фырканье и множество других, совершенно невоспроизводимых звуков. Кажется, что птицы со всего света собрались на пинежских улицах и устраивают здесь свой музыкальный фестиваль. В душе непередаваемое ощущение единения с природой. квуи-квуи, кричит кто-то издалека. у-у-уть, отвечает ему кто-то над ухом. Птиц почти невидно, но по их пению кажется, что они сидят повсюду: в прошлогодней траве, на деревьях, под коньками домов. Душа поет вместе с этим огромным царством.

Эхо разносит наши шаги по деревянным тротуарам среди древних камней володинского квартала. Даже здесь птичий базар не угасает, хотя деревьев на улице нет совсем. Мы минуем парк и спускаемся к церкви на высокий пинежский угор. Здесь к многоголосому птичьему гомону присоединяются утки. Они летят над пинегой, спешат по каким-то им одним известным делам.

Но тут раздается грохот выстрелов. Тра-та-та, тра-та-та, далекий вскрик и все вокруг замирает в глухом и скорбном молчании. Сезон охоты открыт и кто-то вышел в эту ночь с оружием, чтобы добыть птицу. Выстрелы повторяются многократно, на протяжении часа охотники энергично отстреливают уток за рекой. А они, не понимающие, летят туда, словно мотыльки на пламя. Стрекот ружья иногда перемежается рокотом лодочного мотора. Видимо, охотник предпочитает отстреливать птиц с реки.

Голубовато-белый туман прячет Пинегу от глаз. Птицы на деревьях вновь оживают, а мы спускаемся к благоустроенной набережной. Перед нами очередной сюжет крылатой драмы. Утка, с пронзительным криком летит в ту сторону, откуда слышится оружейный залп. Не выдерживая, мы кричим ей: "Стой"! И, будто услышав предупреждение птица пикирует к воде, разбивает волны своим телом и вновь взлетая, разворачивается обратно к десятку своих собратьев, плавающих неподалеку.

Может это случайность, но нам хочется думать, что во время этого восхитительного птичьего фестиваля мы уберегли хотя бы одну утку от неминуемой гибели. Северный человек привык охотится. Это больше, чем добыча пропитания. Это традиция, которая передается из поколения в поколение. Но в ночь, когда вокруг тебя тысячи птиц выводят симфонию просыпающейся природы, хлопки винтовок разрывают майскую магию клинком суровой реальности.

4 утра. На улице почти что день. свет струится мягким фоном со всех сторон. Птичье щебетание не умолкает. Если бы не оружейные залпы, доносящиеся из-за острова, то ощущение гармонии было бы абсолютно незыблемым. Да, через неделю охотники спрячут оружие в стальных сейфах, но сколько еще будет длиться музыкальный птичий фестиваль на ночных улицах пинеги, сказать довольно трудно.

Каталог:

ПОДЕЛИТЬСЯ